В Московскую региональную ассоциацию

жертв незаконных политических репрессий,

от Чиженковой Рогнеды Александровны

 

 

Дорогие коллеги!

 

У меня есть некий стихотворный материал относительно политических репрессий и судьбы российской интеллигенции. Надеюсь, он может Вас заинтересовать. Как сее не дико, в настоящее время давлеет идея, что все это "придумали демократы в 90-х годах", а репрессий вообще не было. Просто больно.

 

Для начала - "кто я и что я"

 

Чиженкова Рогнеда Александровна - док. мед. наук, академик РАЕ, нейрофизиолог, радиобиолог, математик, философ. В 1956 г. окончила с медалью школу № 91 в Ташкенте. С 1956 по 1962 г. училась в Ташкентском медицинском институте, где была отличницей и "ленинским стипендиатом", а также проводила научные исследования. С 1962 по 1965 г. являлась аспирантом Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии АН СССР (г. Москва), затем сотрудником этого же Института. С 1968 г. работает в Институте биофизики АН СССР (с 1991 г. Институт биофизики клетки РАН, г. Пущино). В настоящее время - вед. науч. сотр. данного Института. В целом, Р.А. Чиженковой опубликовано более 450 научных работ в отечественной и зарубежной печати, в том числе ряд крупных обзоров, брошюр и четыре монографии; сделано большое число докладов как в нашей стране, так и за рубежом. Имеет почетное звание "Заслуженный деятель науки и образования", награждена медалями имени В.И. Вернадского и "За доблестный труд", а также и европейскими медалями "European scientific and industrial consortium - Mikhail Lomonosov" и "European scientific and industrial consortium - Hippocrate" и орденами "Labore et scientia" и "Primus inter pares". Стихи публикует в сборниках. Заняла первое место на поэтическом конкурсе Серпуховского радио.

 

Далее - "откуда я родом"

Из материалов, изданных в Томске ("Современный мир, природа и человек", т.4, №1, 2014 под названием - Персоналий "Жизнь, посвященная науке. К юбилею Чиженковой Рогнеды Александровны"

 

Происходит Рогнеда Александровна из репрессированной семьи. Один ее дед, П.В. Бражников, инженер, топограф, преподаватель, проживавший в Томске, работал в системе П.А. Столыпина и верхом объездил половину Сибири. Другой дед, А.Ф. Замятин, протоиерей, писатель, был ректором Каменец-Подольской семинарии. Первый был неугоден тем, что пытался улучшить положение в сельском хозяйстве, второй - заботился о духовной жизни народа. Мать, Г.П. Чиженкова (Г.П. Бражникова), состояла в международной организации Esperanto. Ей с трудом позволили окончить Томский гос. университет, но затем запретили научную и преподавательскую работу.

 

 

Ну, а теперь - сама поэма как откровение о том, почему российская интеллигенция все-таки уцелела. Информация об этом почти не известна. Настало время дать ее.

 

 

 

ТАШКЕНТ! СПАСИБО!

 

Интеллигенция России жива и будет жить

 

Ташкент - город серого камня!

Скрываешь много тайн своих.

Формально ты среднеазиатский,

На самом деле - космополит.

 

Бухара, Самарканд, Коканд, Хива

Известны в мире многие века.

Ташкент - относительно позднее образование,

В основном административно-политическое создание.

 

Но у Ташкента есть своя судьба.

И долгое время она не была видна.

Однако она по-своему прекрасна,

То печальна, то радостна, а, значит, разнообразна.

 

Больше двух тысяч лет назад на этом месте было не одно селение.

Само название Ташкент одиннадцатого века приобретение.

Когда-то в империю Тимура Ташкент входил,

Затем два века частью Казахского ханства был.

Потом в течение двух десятилетий Ташкент самостоятельным считался.

Но после смерти Юнусходжи в Кокандском ханстве оказался.

 

В девятнадцатом веке политические ситуации в Туркестане резко меняются.

Бухарское, Хивинское и Кокандское ханства взаимной враждой слишком увлекаются.

Каждое из них пытается получить военную помощь от России.

При этом многие племена, устав от грабежей, российское подданство просили.

 

На фоне развития конфликтных перипетий

Во второй половине века происходит ряд радикальных событий.

В результате указанные ханства

Входят в состав Российского государства.

 

На месте ханств Туркестанское губернаторство образовано,

Центральное место которого в Ташкенте сформировано.

В нем железнодорожная станция находилась,

Затем и крепость военная появилась.

 

Почти сорок лет Ташкент был местом пребывания

Князя Николая Константиновича опального.

Ташкент многим обязан ему

И помнить о нем обязан посему.

 

Он обладал великолепным образованием,

Известен был европейской живописи собранием,

Первый в Туркестане театр учредил

И десяток стипендий еще подарил.

 

Постройку безотходных хлопкоочистительных заводов осуществил,

А также ряд оросительных каналов в Голодной степи проложил.

Приветствовал правительство Керенского,

Своего земляка ташкентского.

 

Но последующие невзгоды князь не пережил

И в начале восемнадцатого он опочил.

Предполагается, что похоронен был у ограды собора напротив его же дворца.

Можно сказать, его подвижническая жизнь не имела достойного конца.

 

Однако к самому Ташкенту судьба продолжала благоволить,

И новое правительство решило, что ему столицей Узбекистана быть.

Поэтому там не произошло культурного забвения,

И стали развиваться учебные и научные учреждения.

 

В Ташкенте быстро рос интеллектуальный потенциал,

Когда по всей стране бушевал репрессий накал.

Для создания университета лучшая профессура туда направлялась.

К тому же в те места интеллигенция просто ссылалась.

 

Был еще иной приток интеллигенции, не санкционированный свыше.

Люди ехали в Узбекистан, где красный террор был значительно ниже.

Они пытались свои аресты опередить

И за решетку или под расстрел не угодить.

 

И так повелось, что всем в Ташкенте глоток надежды непременно дают.

Уцелевшие представители репрессированных народов в нем получили приют.

А в годы войны раненых там лечили,

И заботу о себе эвакуированные получили.

 

Поэтому национальность, происхождение, религия были неактуальны для людей.

Доминировали взаимопомощь и доброжелательность идей.

Дух демократии был выше, чем в центральной России.

А коммунистическая зомбированность не введена в ранг мессии.

 

В послевоенные десятилетия все постепенно меняется.

Уходит старая интеллектуальная гвардия, а новая не появляется.

Европейские тенденции развития понижаются.

При этом особенности азиатской общественной жизни возрождаются.

 

Что будет дальше? Никто не знает.

Цикл завершен. Возвратов не бывает.

Теперь, Ташкент, прости, прощай!

И помни все - не забывай.